Новая политическая игра России в Афганистане

22:18 12.04.2017
0 103
Новая политическая игра России в Афганистане

В последнее время российские попытки наладить мирные отношения с Афганистаном, а также тайное сближение с Талибаном указывают на то, что Россия хочет начать новую политическую игру в Афганистане.

В связи с этим кажется, что Владимир Путин извлёк выгоду из победы Дональда Трампа на выборах президент США, чтобы перехитрить «Дядю Сэма» в Афганистане. Под руководством Си Цзиньпина Китай также готов присоединиться к «российской стратегической авантюре» для того, чтобы противостоять американскому доминированию в этом регионе.+

Эта новая большая игра, по всей видимости, приведёт к появлению нового союза в Южной Азии, делая этот регион важным центром силовой политики на несколько ближайших десятилетий. Принимая во внимание геостратегическое положение Пакистана, ему следует быть готовым с дипломатической и военной точек зрения к тому, что российско-американская демонстрация силы будет негативно сказываться на безопасности и экономике страны.

Присоединение Крыма Россией и успешная поддержка пошатнувшегося режима Башара Асада в Сирии, вероятно, подстегнули Путина к ведению умной дипломатической игры в отношении обеспечения стабильности в Афганистане на длительный срок. Эти дипломатические маневры в основном рассчитаны на то, чтобы перевесить ослабевающее военное присутствие США в Афганистане.

Россия начала политическую игру в Афганистане в 2007 году, когда установила связь с Талибаном. Полагают, что в Иране в мае 2015 года некоторые российские представители приняли участие в переговорах о борьбе с ИГИЛ в Афганистане. Талибы недавно заявили о том, что Россия предоставила им тактическую поддержку для захвата Кундуза в октябре 2015 года.

Постоянные «заигрывания» России с Талибаном, а также её внезапный интерес к установлению мира в Афганистане нацелены на достижение определённых экономических и военных целей в этом регионе.

Во-первых, окрепшая Россия лелеет мечту увидеть провал американцев в деле разгрома талибов в Афганистане. Москва рассматривает Афганистан как подходящий театр военных действий для того, чтобы нанести урон США, которые в своё время подготовили моджахедов, нанёсших поражение Советской Армии в 1980-х годах. Возможно, для этой цели Россия поставляла оружие талибам для захвата Кундуза, и она продолжит координацию действий своих спецслужб с афганскими талибами, а также поставки оружия и боеприпасов для противостояния США и НАТО.

Во-вторых, Россия не только хочет взять под свой контроль урановые ресурсы Афганистана, но и распространить экономическое и военное влияние на Персидский залив через порт Чабахара. Москва уже связала себя с Афганистаном посредством автомобильного и железнодорожного сообщения через богатую энергоресурсами Центральную Азию. Индия, давний российский союзник, построила 600-километровую дорогу, связывающую Чабахар и Захедан, а также завершила строительство шоссе в афганской провинции Нимроз, связав таким образом афганский Деларам с северной границей Ирана.

Учитывая длительные дружественные отношения и схожие стратегические интересы между Ираном и Россией в этом регионе, Тегеран, скорее всего, позволит России использовать ей свою транспортную и портовую инфраструктуру. Но нестабильность и беспорядки в Афганистане могут помешать России достичь Персидского залива. По этой причине Москва решила восстановить отношения с Талибаном, чтобы полагаться на него в деле охраны своих коммуникаций в Афганистане.

В-третьих, Россия сильно опасается влияния ИГИЛ на Центральноазиатские республики. По последним подсчётам, примерно 2 тысячи 700 россиян и 4 тысячи боевиков из Центральной Азии сейчас находятся в рядах террористической группы. До сих пор Америка и правительство Афганистана не проявили серьёзных намерений выбить ИГИЛ из полного террора Афганистана.

Россия подозревает, что США позволили ИГИЛ создать опорный пункт в Афганистане, чтобы ослабить Талибан. Кремль, в свою очередь, решил сотрудничать с Талибаном, чтобы ослабить ИГИЛ в Афганистане и обезопасить таким образом российскую периферию.

В-четвёртых, Россия проявила обеспокоенность в связи с поставками газа из Центральной Азии в Южную Азию через спонсированный США трубопровод ТАПИ (через Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индию). Россия выступает против ТАПИ, потому что хочет, чтобы центральноазиатские республики по-прежнему зависели от неё как от основного поставщика природного газа. Такая опора поможет ей играть первостепенную роль в вопросах безопасности региона. Кроме того, в Москве опасаются вмешательства США в дела безопасности Центральной Азии, поскольку Вашингтон уже продемонстрировал свою готовность приобрести авиабазу города Мары (Туркменистан) для защиты проекта ТАПИ.

В-пятых, всё больше государств Центральной Азии попадают под экономическое влияние Китая. Если Китай продолжит увеличивать территорию экономического охвата, Россия, возможно, потеряет ведущую роль в регионе. Этот факт побудил Путина объединить Евразийский экономический союз с китайско-пакистанским экономическим коридором (КПЭК). Путин пытается установить отношения с Талибаном таким образом, чтобы повстанческие группы поддерживали Россию в защите этой грандиозной инициативы в Афганистане.

Наконец, производство наркотиков в Афганистане оказывает серьёзное негативное воздействие на ситуацию в России на протяжении последних пятидесяти лет. Россия является не только транзитным маршрутом для перевозки опиата в Европу, но также и крупным его потребителем. По некоторым оценкам, примерно одна пятая от мирового оборота опиата приходится на Россию. Поэтому для неё важно сотрудничать с Талибаном и вместе с ним блокировать контрабанду наркотиков на материковую Россию.

Администрация Трампа всё больше встревожена уклоном российской политики в сторону примирения с Афганистаном и её геостратегическими интересами в этом регионе. Важно отметить, что США намерены остаться в Афганистане для сдерживания влияния Китая и контроля ядерных программ Ирана и Пакистана.

Дипломатические инициативы Путина в этом регионе вынудят администрацию Трампа увеличить американское военное присутствие в Афганистане. Слабеющие штаты, очевидно, прибегнут к «карательной дипломатии» и вмешательству в беспорядки в Синьцзяне, мятежи в Белуджистане и тайную ядерную программу Ирана.+

Пакистану следует быть острожным и избегать того, чтобы вставать на сторону любой из двух соперничающих держав. Правительству страны необходимо предпринимать только те дипломатические меры, которые служат национальным интересам страны.

Источник: GEO-POLITICA.INFO


Новости по теме

>
Подождите, идет обработка запроса