F-22 и F-35: не нужны и плохи, или хороши, но дороги?

16:35 07.02.2017
0 153
F-22 и F-35: не нужны и плохи, или хороши, но дороги?

Русская служба Би-Би-Си опубликовала интервью с американским авиационным аналитиком Пьером Спреем под довольно неожиданным названием «Истребители пятого поколения - ошибка Пентагона?» 

Пьер Спрей в 1970-х годах принимал участие в разработке «теории энерговооруженности-маневренности» (energy-maneuverability theory), которая легла в основу математической модели расчета параметров американских истребителей. В рамках этой модели в 1970-х годах был построен легкий истребитель F-16. Спрей также участвовал в создании штурмовика A-10. 

Он и раньше критиковал идею разработки технологически сложного и дорогого самолета для ведения воздушных боев, которая привела к созданию истребителей пятого поколения F-22 и F-35. 

Свое отношение к этим самолетам Спрей выразил довольно недвусмысленно: 

«Каждый новый F-22, который мы покупаем, каждый новый F-35 ослабляют боеспособность ВВС США. Причина очень проста. Они не настолько хороши». 

В 60-е годы Пьер Спрей вместе с Джоном Бойдом и Томасом Кристи создал инициативную группу под названием «Истребительная мафия» («Fighter Mafia»), разработавшую концепцию идеального, как им представлялось, истребителя — небольшого, с малым аэродинамическим сопротивлением и весом чистого «догфайтера», даже без бомбодержателей. 

Он был не в восторге от окончательной конструкции F-16, но тем не менее этот истребитель наиболее полно соответствует требованиям, которые «истребительная мафия» предъявляла к боевым самолетам, предназначенным для завоевания господства в воздухе. 

В своем интервью британской медиа-компании Спрей дает двум новейшим самолетам ВВС США оценки, которые в целом давно уже признаны авиационным сообществом, но облекает их в предельно жесткую форму. 

Так, он утверждает, что «у F-22 некоторые характеристики довольно высоки, а в F-35 вообще нет ничего выдающегося, это просто огромная катастрофа». 

И констатирует, что «в обоих случаях в них вложили деньги, которые можно было потратить на гораздо лучшие самолеты». 

По оценке Спрея, если учесть «всю скрытую стоимость проекта, а не только официальную стоимость», то каждый F-22 стоит примерно полмиллиарда долларов. 

Свой гнев лидер «истребительной мафии» 60-х годов направляет в адрес тех, кто «просто уничтожает ВВС, спуская деньги на самолет, который в общем неплох, но просто невероятно дорог»! 

Трудно не согласиться со словами Спрея, что F-22 и F-35 настолько трудны в обслуживании, что не будут представлять собой никакой особенной силы в воздухе - их эффективность в военное время будет очень невысока». 

Так же как и с тем, что истребители должны летать как минимум дважды в день, а частота полетов F-22 и F-35 - от одного раза в четыре дня до одного раза в неделю. «Их просто нет в воздухе», - сокрушается Спрей. - Когда самолет стоит на земле - он мишень, когда он летает - он оружие». 

Спрей не отрицает, что F-22 обладает высокой маневренностью, но обращает внимание, что в ВВС США их «совсем немного»: «Видите ли, неслучайно мы смогли закупить лишь 183 единицы - они просто слишком дорогие. Но для того, чтобы иметь настоящие ВВС, нужна тысяча истребителей, а не 183». 

Пьер Спрей считает, что «великая мечта» о воздушном бое «за пределами визуального контакта с целью» (beyond visual range combat), на дальних дистанциях, которая родилась в 50-х годах, неосуществима в принципе: 

«Ты видишь кого-то на своем радаре на расстоянии гораздо большем, чем видно невооруженным глазом. Ты смотришь на точку на экране, захватываешь цель, нажимаешь кнопку - и спустя 30 секунд точка пропадает. Это была великая мечта. Она остается такой и поныне. Но как это не работало тогда, так оно не работает и сейчас. Ну разве что некоторые технологии изменились. Главная проблема тут в том, что точка на экране радара не окрашена в красный или голубой цвет. Это просто точка». 

И далее он разъясняет свою позицию. 

В настоящей воздушной войне, считает Спрей, «не с такими странами, как Саудовская Аравия, Йемен, Сирия, Ирак», в воздухе будут сотни самолетов с обеих сторон. Они смешаются и будет просто невозможно отличить на экране радара своих от чужих. 

Даже самые совершенные системы распознавания «свой-чужой» не смогут в такой ситуации гарантировать безопасность. А коль скоро они небезопасны, придется идентифицировать противника более надежным способом. 

Далее Спрей оговаривается по Фрейду в отношении тех, кого он считает серьезными противниками: 

«Если включить радар в присутствии технически оснащенного противника, то всем сразу станет понятно, кто ты такой. Это как включить маяк, который будет сигналить: «Я тут, я русский, я китаец, я американец, я британец». 

Источник излучения радара засекается противником, как говорит Спрей, «на расстоянии, которое в три-пять раз больше, чем расстояние, на котором этот самый радар способен заметить цель». Это означает, что включив радар, чтобы обнаружить врага, ты сразу получишь от него в лоб противорадиолокационную ракету». 

Согласно его логике, не имеет смысла и технология «стелс»: «Тебя просто никто не будет искать при помощи радара - кроме тех, кто сидит на земле. А уж они справятся и со «стелс». Не существует никакого «стелс» для больших наземных локаторов». 

Я не буду детально разбирать сильные и слабые места в аргументации Пьера Спрея в пользу чистых воздушных бойцов - догфайтеров. Любая теория должна подтверждаться практикой. А практики воздушного боя сотен F-22 и F-35 против сотен российских или китайских истребителей пока что не было. 

Если взглянуть на ситуацию более спокойно (а интервью Спрея обсудили на многих российских авиафорумах), то F-22 имеет хорошую маневренность, и, возможно, даже сверхманевренность, у него крейсерский сверхзвук, великолепное БРЭО, а высокая радионезаметность еще никому не мешала. 

У разгромно критикуемого F-35 прекрасный двигатель с рекордными характеристиками, его боевой радиус без подвесных топливных баков даже несколько больше, чем у F-18 с такими баками. Специалисты считают, что возможно, это первый в истории полноценный истребитель с коротким взлетом и посадкой. 

Проблема (для американцев) в том, что компания «Локхид Мартин» в погоне за заоблачными параметрами подняла на заоблачную высоту не параметры, а стоимость нового самолета. 

Кроме того, сейчас многие эксперты сходятся в том, что ставка на многофункциональность самолета себя не оправдала. 

Пьер Спрей, на мой взгляд, в данном случае выступил как лоббист «линии партии», то бишь 45-го президента США Дональда Трампа, который резко критикует создателей новых боевых самолетов за их непомерно высокую стоимость. 

Думается, что Пьера Спрея, да и Дональда Трампа вполне устроит, если остановленное ранее производство F-22 будет возобновлено (об этом уже ходят слухи), но при существенном снижении бюджетных затрат. Тогда ВВС США получат необходимую им тысячу истребителей пятого поколения, что позволит Америке получить господство в воздухе и по качеству и по количеству боевых самолетов. 

Скорее всего, интервью Пьера Спрея преследовало цель донести эту «конструктивную» идею до американских законодателей. Понятно, что Россия, имеющая как население, так и ВВП, намного меньше, чем США, не сможет создать равную по численности воздушную армаду истребителей пятого поколения. Но вполне реально продумать меры по ограничению аппетитов отечественного военно-промышленного лобби, чтоб получить хотя бы две-три сотни истребителей, способных противостоять F-22, желательно по разумной цене. 

Источник: INTERPOLIT.RU


Новости по теме

>
Подождите, идет обработка запроса